• 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6

Воспоминания жителей о войне

Архив семьи Рогозинских

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

  Германия. Военнопленному Николаю Рогозинскому...

Мой прадед, Рогозинский Николай ЕринеевичАрхив семьи Рогозинских, был участником Первой мировой войны. Благодаря тому, что он прожил 92 года, кое-что успел рассказать своим внукам о том времени, кроме того, сохранилось и несколько фотографий тех лет. Но начать свою историю я бы хотела немного издалека.

  В 1863 году польский магнат граф Леопольд (Иван) Рогозинский (1830–?) был сослан в Сибирь (возможно, после подавления польского восстания). Семья, насчитывающая семь сыновей, среди которых был и мой прапрадед Ериней Иванович, обосновалась в селе Шошино Минусинского уезда. В свою очередь Ериней и его жена Екатерина имели тоже большую семью, где было пятеро сыновей: Никита, Павел, Макар, Николай (мой прадед) и Виктор.Архив семьи Рогозинских

   Интересна история, связанная с Рогозинскими, которую удалось найти на сайте http://archive.svoboda.org. Отбывавшая ссылку в Шушенском вместе с мужем Владимиром Лениным Надежда Крупская писала, что Ленин не раз изъявлял желание заняться хозяйством. Тогда государство полностью обеспечивало его. Ежемесячное пособие семейного ссыльного составляло примерно 35 рублей. У Ленина образовался даже излишек средств. В 1898-м он приезжает в Шошино, где ведет переговоры с младшим братом моего предка Иосифом Рогозинским о покупке у него мельницы. Кроме мельницы, Иосиф Иванович держал еще и торговую лавку. Однако сделка не состоялась, Рогозинский не захотел продавать Ленину мельницу. Вполне возможно, что судьба России ХХ века была бы другой, потому что вместо вождя мирового пролетариата страна могла бы получить еще одного сибирского купца Ульянова. От мельницы сейчас ничего не осталось, а вот в Минусинском краеведческом музее им. Н. М. Мартьянова до сих пор хранятся образцы муки, изготовленные на той самой мельнице.

   Также в Шошино стоит усадьба Рогозинского, датированная 2-й половиной XIX века, которая решением исполнительного комитета Красноярского краевого Совета народных депутатов от 05.11.1990 № 279 объявлена музеем-памятником регионального значения.

   На удачу в январе 2013 года я написала письмо в шошинскую школу с просьбой сфотографировать этот дом и отправить мне. К счастью, там не остались равнодушны и помогли. Ответ я получила от Татьяны Александровны Савиной, учителя математики, которая вот уже четвертый год живет в этом доме. Она рассказала, что дом старинный и когда-то был двухэтажным, но сейчас первый этаж полностью ушёл в землю. До нее здесь тоже жили школьные учителя, а во время Великой Отечественной войны и 10 лет после неё это был детский дом для ребятишек из Ленинграда. Здесь их выхаживали, и в то время на первом этаже была кухня. То, что дом Рогозинских считается историческим памятником, она знает, но, по ее словам, это только на бумаге. Несмотря на статус музея-памятника регионального значения, к сожалению, за счет краевых средств он никогда не ремонтировался, и каждый хозяин как мог продлял ему жизнь.

   В 1930-е Рогозинские были раскулачены, а мой прадед Николай Еринеевич Рогозинский (1881–1973) с женой Анной Петровной (1898–1961, урожденная Мельникова, род. в селе Шалоболино Курагинского района), дочерью Зинаидой и сыном Севой (он немногим позже умер) сосланы в поселок Тинсук Артемовского района (ныне город Артемовск Курагинского района Красноярского края). По рассказам моего отца Виктора Дмитриевича Киселева, предки попали сюда лишь из-за того, что в хозяйстве у них было 12 коров, 6 лошадей, а главное – один наемный работник.

   Разбирая семейный фотоархив, я обнаружила на обороте одной из фотографий прабабушкиАрхив семьи Рогозинских странную надпись: «Германия. Военнопленному Николаю Рогозинскому».  К сожалению, текст самого письма разобрать не удалось, но по некоторым словам стало ясно: женщина рассказывала о том, что происходит дома и как она скучает. Папа объяснил мне, что Николай Рогозинский был на фронте во время Первой мировой войны (1914–1918), попал в плен, где провел года полтора-два. Прадед рассказывал моему отцу, что жил и трудился у немца, который относился к своему работнику очень хорошо. Николай Еринеевич называл его «бауэр». Как мне удалось узнать, это слово в переводе с немецкого означает «крестьянин, фермер».Архив семьи Рогозинских

   А вот что рассказал мой дядя Владимир Дмитриевич Киселев: «В армию деда Николая призвали перед Первой мировой войной в Читу, где он был денщиком у главнокомандующего Читинским военным округом генерала фон Краузе, немца по национальности. Тот деда звал Николаус... Попал в плен, рассказывал мне, что работал в Германии на металлургическом заводе. По-немецки дед собирал несколько слов и фраз, например, «бутерброд», чем, конечно, нас веселил. Анна Петровна в то время, скорее всего, жила в Минусинске, так как оттуда отправляла посылки в Германию. А из плена, по словам деда, они бежали на велосипедах».

   В Тинсуке Николай Еринеевич с Анной Петровной прожили до конца жизни. Прадед до самой пенсии работал на Артемовском руднике на золотодобывающей шахте № 2 камеронщиком водоотлива, а прабабушка занималась хозяйством. Семья держала коров, телят, кур, была у них и своя пасека. В Артемовске до сих пор живут и мои родители.

Материал предоставлен Натальей Киселевой.
Архив семьи Рогозинских

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии!